«Комета Галлея» (Литературный сценарий художественного телевизионного фильма.)

«Разве ты смотришь на небо потому, что не видел его раньше?»
Слова Ванталы

 

ПРОЛОГ.

(Во время пролога звучит музыка, идут вступительные титры фильма, откуда-то издалека доносится мужской голос.) 

     …Спортивные трусы и майка-борцовка,…на голове, мягкий защитный шлем. Она вытягивает руки, их тут же начинают крепко бинтовать,…затем надевают боксерские перчатки…
- …она самая яркая и самая таинственная… Иногда она выглядит агрессивно и зловеще, ага, я не шучу. А иной раз бывает такой нежной и романтичной…
 …Она открывает рот и в него тут же вставляют капу. Легкой, прыгучей походкой, она идет вдоль ринга…
- …ее можно встретить только раз, слышишь, только один раз в жизни…
…Она наносит удар…еще один…Сначала бьет рукой в челюсть, затем наносит круговой удар ногой. Противница бьет ее локтем, затем резко, коленом. Она наносит ответный удар, делает подсечку. И снова бьет противница. На этот раз бьет ногой в голову. Это нокаут…
- … Увидев ее, человек испытывает незабываемые эмоции…Да, чуть не забыл…еще она зовется «виновницей земных бед», поскольку появляясь, приносит людям разные трагические события …
…Она падает, ударяется головой об пол, так, что капа вылетает изо рта…
- …Хотя я, лично, считаю, что она вовсе не злой рок, даже наоборот…
…В глазах пелена. Сквозь эту пелену она видит, как судья берет противницу за руку, поднимает эту руку высоко-высоко…
-  …лично я считаю ее счастливым знаком…
…Она крепко стискивает зубы, отрывает свое тело от пола и тащит его к стулу. Падает на этот стул…
- …ведь благодаря ей, я встретил тебя…
…Ее разбитый, истекающий кровью лоб обтирают полотенцем, массируют руки. Затем дотрагиваются до век, широко раскрывают ей глаза. Все плывет и внезапно темнеет…
- Ты больше никогда не будешь драться. Слышишь? Запомни это…

Титр:

КОМЕТА  ГАЛЛЕЯ

МОСКВА. УЛИЦЫ ГОРОДА. «СКОРАЯ ПОМОЩЬ».

   - …этот проклятый камень проткнет мне все внутренности…  Оё-ё-ё-ой! Больно, больно как! А-а-а…. Лучше бы я еще раз родила…
- Мама, какие роды в восемьдесят четыре года? Ну что ты несешь???!…
- …мне Шубин плеер отдать должен, я  в интернет-кафе с ним встретиться хотела…  
- Дуся, закрой рот, бабушке плохо, а ты про плеер…
- О-о-о-ой…У меня в серебряной шкатулочке лежит сберкнижка…там сумма приличная…похороните меня на эти деньги…ай…о-о-ой…платье на меня наденете крепдешиновое, в розочках…о-о-ой!!!…больно…
- Бабушка, ну потерпи, пожалуйста…
- Кольца и ожерелье с камушками ты, Таиска, себе забери…будешь замуж выходить, нарядись в них…
 - Какое, на фиг, замуж, кому она нужна такая…
- Да ты сама, кому нужна, чудовище…
- Алло…Да, Игорь…нет, не могу…я в «скорой»…Что?... Нет, со мной все в порядке, у мамы опять камень…какой-какой, ясно, что не драгоценный…ну да, у нее вечно камни в самый неподходящий момент…
- Нет, в розочках не хочу…, хочу блузку с жабо и камею с хризолитом…ой-ой…
- Тайка, подвинься, ты мне на ногу наступила…слонопотам какой-то, а не человек…
- Да заткнете вы все рты или нет?!!! По телефону поговорить не дадут…Да, Игорь…
- Люлечка, и мне тоже рот заткнуть???
- Нет, мама, ты свой можешь оставить открытым…Да, Игорь…

Вспышка яркого света…из подземного туннеля, мигая и визжа сиреной, выезжает  машина «скорой помощи»…несется по дождливым улицам Москвы…

 

МОСКВА. БОЛЬНИЧНЫЙ КОРИДОР.

     Вдоль длинного, унылого, местами обшарпанного коридора, лысый, суровый, похожий на киллера, санитар быстро вез каталку. Видавшая виды каталка поскрипывала маленькими колесиками. На каталке возлежала старушка - сухонькая, ухоженная, с забавным детским личиком и гримасами капризного ребенка. За ней, едва поспевая, бежала полная, грудастая, уже немолодая, но вполне еще привлекательная женщина. За  женщиной, отстав на полшага, неслась, шаркая джинсами, кудрявая, экстравагантно одетая девушка лет двадцати пяти. Следом за ней семенила ее младшая сестра, конопатая, взлохмаченная девчонка-тенейджер. Во время всего этого длинного, но стремительного проезда старушка жалобно стонала, ахала и охала, нудненько гнусавила. Женщина, тем временем, оживленно трещала по мобильному телефону. Ее старшая дочь не спускала с бабки цепких, внимательных глаз. Младшая же, наоборот, смотрела мимо, недовольно сопела носом, бубнила что-то возмущенно. Проходившие по коридору медработники с  любопытством взирали на эту весьма странную четверку. Все четыре дамы вели себя весьма экспрессивно.   
- …я на семь вечера записалась на маникюр, я ноготь сломала…На маникюр, ма-ни-кюр…алло, ты меня не слышишь?!...что-о-о?...Игорь, подожди…ну не рычи…, - женщина поправила на бегу, съехавшую с плеча сумочку, прижала плечом мобильник. - Нет, всё, маникюр отменяется, я сразу к тебе поеду, только не злись…Да, я буду со сломанным ногтем…Ты меня не разлюбишь такую?...Что-о-о?...     
- …я хотела в «Кремлёвку», Люля! В «Кремлёвку» или в «Совминовку»! Там вкусно кормят, там рыба на пару по четвергам…Изверги, а не медики… Люля, куда они меня привезли? Тут так смердит зловонно… - старушка зажала пальцами нос. - Какого цвета эти стены??? Почему каталка так скрепит?! Люля! Почему у этого мужчины в медицинском халате, - старушка оставила в покое нос, ткнула сухим пальчиком в санитара, - взгляд, будто он хочет перерезать мне горло? Ой…о-о-о-ой, как больно…Я не желаю умирать в этой ужасной богадельне…я хочу оставить этот мир среди эстетики и красоты…
- Бабушка, у «скорой» был наряд только в эту больницу, - девушка бойко помахала перед лицом старушки глянцевым журналом. Точно веером или опахалом. – Потерпи, пожалуйста…
- …вот зачем вы меня с собой потащили? Шубин мне уже вторую неделю плеер не отдает…а у бабушки уже четвертый приступ за месяц и никакого камня там, на фиг, нет и не было…- девчонка-тенейджер на секунду рухнула на корточки, быстро затянула развязавшийся шнурок, взъерошила пятерней и без того взлохмаченные волосы и снова понеслась по коридору. Догнав каталку, глянула на бабку. – Бабушка у тебя такой вид, будто ты туалетного ерша проглотила…   
- Дуся, заткнись! – девушка дала сестре легкого подзатыльника.
- Макака! – девчонка-тенейджер тут же испепелила сестру полным ненависти взглядом.
- Сама макака! – девушка залепила сестре второй подзатыльник. На этот раз более ощутимый.
- Больно! – девчонка завопила на весь коридор, потерла рукой затылок. - Квазимодо злобная!!!
- Рот захлопнули! Обе! Разом! – женщина отпихнула старшую дочь, взяла за руку старушку. – Мама, как ты???
- Как-как, я уже ангелов вижу…- старушка фальцетно взвизгнула, капризно поджала напомаженные  губки. -  Мне вчера твой папа покойный приснился…сказал, что цены на молочные продукты подорожают вдвое. Боба, он ведь всегда правду говорил, мой бедный покойный Боба… Люля, я творога хочу…творога, творога, творога…Люля-я-я! А горы??? А как же горы?!!! Не хочу творога, хочу горы! Люля, горы!!! Горы, горы, горы!!! Я хочу перед смертью увидеть горы….
- О, Боже, мама-а-аааа!!!!! Опять началось…
 

КАВКАЗ, АРХЫЗ. ОБСЕРВАТОРИЯ.

     Итак, горы… Величественные, кое-где каменистые, кое-где покрытые буйной зеленью, горы эти дружно тянули свои вершины в бирюзовое, безоблачное  небо. Далеко-далеко, ближе к горизонту, они смыкались, образуя огромную чашу, внутри которой простиралось бескрайнее, поросшее мохнатыми цветами, поле.
Если и есть на земле места, над которыми Создатель трудился с особой любовью, то одно из таких мест, бесспорно, находилось тут. Абсолютный покой, простор и пустота. Только впереди, чуть ближе к востоку, блестела на ярком солнце, огромная, серебристая, какая-то неземная, а, пожалуй, даже космическая, конструкция… Данная конструкция напоминала мечеть, половинную долю вытянутого вверх шара, некий купол, что ли. Левее от «купола» ютились в два ряда маленькие, похожие на строительные фургончики, домики. Рядом с ними, на деревянных столбах, точнее, на натянутых от столба к столбу веревках, развевалось и хлопало на ветру, многократно стираное белье.  Легкий молочный туман лениво стелился по земле…
В то самое время, когда белье полоскалось на ветру, а туман стелился по земле, вдоль горных склонов, по бескрайнему полю, быстро двигалось темное пятнышко. Пятнышко приблизилось, увеличилось в размерах и при детальном рассмотрении стало ясно, что никакое это вовсе не пятнышко, а обычный велосипедист. Активно вращая педалями, велосипедист проехал мимо домиков и свернул к «куполу». Там он затормозил и слез со своего старенького велосипеда…   
Был велосипедист слегка сутул, опален знойным солнцем, как минимум недели две небрит. На вид ему было лет сорок с небольшим. Мягкие, между тем, вполне привлекательные черты лица, отрешенный взгляд, чистые, небесно-голубые, «повернутые внутрь» глаза… Одет он был в брезентовую ветровку, штаны цвета хаки, высокие резиновые  сапоги. За плечом его болтался планшет. Велосипедист рассеяно огляделся по сторонам, опустил голову и, глядя под ноги, понес свою брезентовую ветровку, планшет, а так же собственное тело к дверям. Походка у велосипедиста была несколько странной, неуклюжей, такой, вроде сапоги его были малы в размере. Во всем облике велосипедиста сквозила некая беспомощность, детскость, несуразность. При этом он еще и говорил что-то. Да-да, негромко так. Самому себе, судя по всему…  
- Игнат, совещание уже началось, - у дверей, точно часовой у «вечного» огня, с большой папкой в руках, стояла женщина. Маленькая, стриженная «под мальчика», лишенная признаков пола и столь же бесполо одетая. – Уже минут двадцать идет, Давыдов доклад читает.   
- …ореол её свечения весьма необычен, - велосипедист прошагал мимо женщины, даже не взглянув на нее. – Если проследить траекторию ее движения…
- Игнат, вы меня опять не видите и не слышите…- женщина досадно вздохнула.
- …фактический след, – велосипедист почему-то кивнул, потер лоб и, наконец, посмотрел на женщину. Сначала рассеяно, затем удивленно, так, будто это была не женщина, а приведение. – Наталья Викторовна, это опять вы?…Странным образом вы всегда появляетесь…
- Игнат, я не появляюсь…, - женщина обиженно поморщилась, затем глубоко вздохнула и на одном дыхании выпалила. - Я уже полчаса тут стою и жду вас. Совещание уже идет…    
- Совещание? – велосипедист пожал плечами. В следующую секунду удивленная его гримаса сменилась на  гримасу ужаса. – Ну да, сегодня же отчетное совещание!…  
Велосипедист быстро вошел в «купол», снял с плеча планшет, стянул ветровку, растерянно оглядел свою одежду.
- Надо же... Я и переодеться не успел…забыл… вот ведь какое дело…  
- Ничего, мы уже привыкли, - женщина снова вздохнула.
- А вы знаете, Наталья Викторовна, тот серый кот, которого я подобрал три месяца назад, оказался беременным... – велосипедист застенчиво улыбнулся.
- Беременным? – женщина разинула рот.
- Ага, - велосипедист кивнул. - Я был уверен, что это кот. А это не кот, а кошка. Вот какой я невнимательный… даже не рассмотрел пол у животного.  
Миновав коридор, велосипедист остановился перед большой стеклянной дверью. Стянул сапоги, убрал их в белоснежный шкаф, стоявший у двери. Достал оттуда тапочки-бахилы, обулся. Достал халат, оделся.
- Наталья Викторовна, а куда мне котят девать, когда они родятся? – велосипедист растерянно глянул на женщину, принялся застегивать халат. – Их ведь может родиться немыслимое количество…
- Их можно утопить, - женщина потеребила папку.
- Утопи-и-и-ить????? – велосипедист округлил от ужаса глаза.
- Ну, не знаю…, - женщина пожала плечами, - тогда раздайте их сотрудникам… - явно теряя терпение, тихо, но настойчиво произнесла. – Игна-а-а-а-т, совещание…
- Ну да, конечно же, надо будет их раздать…
Велосипедист кивнул, распахнул дверь и вошел в огромное, светлое помещение…
Посреди помещения находился огромных размеров белоснежный  телескоп. У телескопа стоял одетый в халат, розовощекий ассистент.
Телескоп был настолько велик, а купол, настолько высок, что если бы у купола были бы глаза, он, со своей высоты, увидел бы внизу трех малюсеньких человечков.
В этот самый момент, когда один из человечков зашагал было вдоль помещения, раздался пронзительный сигнал, больше похожий на писк. Следом за этим сигналом тихо зажужжали электромоторы. Тут же, бесшумно, как-то даже таинственно и плавно повернулся купол. В следующую секунду раскрылись огромные, расположенные на самой вершине, створки. Сквозь створки в помещение ворвалось бирюзовое небо…
Велосипедист застыл на месте, запрокинул голову, заворожено выставился на небо.
- Игнат, совещание…- женщина постучала в плечо велосипедиста, точно в дверь.
- А??? Совещание… – велосипедист растерянно глянул на женщину.  -  Ну да, конечно же, совещание…
Вытащив из планшета какие-то бумаги, велосипедист, своей странной, неуклюжей походкой, двинулся к дверям. На ходу тихо забормотал:
- И где же эта кошка кота нашла? Тут ведь в округе ни одного кота нет…Вот ведь вопрос какой…

 


Страницы:    1    |    2    |    3    |    4    |    5    |    6    |    7    |    8    |    9    |    10    |    11    |    12    |    13    |